1. Изображения/файлы просьба закачивать только на наш сайт.
    Кнопка "Загрузить файл" находится под окном для ввода текста.
  2. Задача: поиск и публикация интересных тематических материалов.
    Желаемый раздел указать в личном сообщении после регистрации.
  3. Соблюдение врачебной тайны — неотъемлемое правило сайта.
    Не забывайте удалять персональные данные пациента перед публикацией материала.

Главный врач ОКПБ А.Ф. Паращенко о Саратове и предновогоднее интервью 2014

Тема в разделе "Саратов", создана пользователем Квазар, 15 окт 2015.

  1. Квазар

    Квазар Врач психоневролог

    Сообщения:
    152
    Адрес:
    Н. Новгород
    Главный врач ОКПБ, заслуженный врач РФ, к.м.н.
    А.Ф. Паращенко о Саратове

    - Александр Феодосьевич, вы родились не в Саратове. Какими были ваши первые впечатления о городе?

    - Саратов я полюбил еще с детства, причем заочно и, кажется, навсегда. Виной тому мой родной отец. В ту пору, 50-е - 60-е годы, он был летчиком, инспектором дальней авиации. Жили мы в самом центре красивейшего и старейшего русского города Смоленска. Надо сказать, из-за службы отца мы постоянно переезжали с места на место - в основном, по деревням, военным городкам. И Смоленск в нашей жизни был как оазис в пустыне: большие магазины, кинотеатры, стадионы, троллейбусы... Словом, для нас с сестрой это был почти Нью-Йорк!

    И вот однажды прилетает папа из очередной командировки, подзывает меня к себе и начинает рассказывать: есть такой южный город Саратов на прекрасной огромной реке Волге, где можно чуть ли не шесть месяцев в году купаться, рыбачить, классно проводить время на островах, можно даже купить лодку или катер, и прочее, и прочее. Когда он закончил, я понял, что если мы туда не уедем, я просто умру от тоски по этому сказочному городу. Сестре Татьяне город тоже пришелся по душе. В тревоге была только мама, особенно когда мы узнали, что жить будем не в Саратове, а где-то неопределенно «рядом», то ли в километре, то ли в десяти, в другом не менее замечательном городе Энгельсе.

    - Сколько лет вам было тогда?

    - Мне было тогда 6 лет. Мы приехали летом, в самую жару, моста еще не было, и мы переплывали Волгу на «омике». Я хотел искупаться прямо около пристани, но мне было отказано. Вы знаете, может быть, это неправильно, но я никогда по большому счету Энгельс от Саратова не отделял, тем более что энгельсский летный городок в то время был очень уютный - утопал в зелени, цветах, кругом чистота, асфальт, прекрасная школа, стадион, каток. В Саратов мы ездили постоянно - в цирк, кино, театр, а уж с появлением моста мы просто по вечерам стали ездить на набережную гулять. Если еще говорить о первых впечатлениях, то меня поразил университетский городок с мединститутом, я в него просто влюбился, тем более с детства хотел стать врачом. Впоследствии я посещал большинство европейских университетов, но ни один наш не затмил - потому что родной.

    - Спустя годы удалось сохранить это ощущение влюбленности?

    - Вы знаете, я даже сказал бы не влюбленности, а любви. Влюблен я во многие города, но люблю только Саратов. Вообще мне не очень нравится разъезжать, но по работе приходится это делать очень часто. Если честно, уже через несколько дней после отъезда меня тянет домой, в Саратов. Знакомые и друзья нередко задают один и тот же вопрос: «У тебя, наверное, сейчас депрессия от того, что ты вернулся? Наверное, хотелось остаться или хотя бы там пожить?» Я всегда абсолютно искренне отвечаю: «Нет». Меня не раздражают ни пыль, ни грязь, ни безвкусица - там все это тоже есть, разве только что хамства практически не встречается. Просто у них мусорщики, водители, полиция бастуют в определенные дни, а у нас как будто постоянно.

    В общем-то все хорошо в Саратове, но порой он бывает и неухожен, и неуклюж, как пожилой человек, брошенный родными и близкими. Словно все занялись собой, а до него и дела нет. Город не мстит, он просто отвечает тем же, и в конце концов на нас это и отражается: ломаются ноги, бьются машины, летят сосульки с крыш, а люди то мерзнут, то мокнут в своих заброшенных квартирах. Печально это.

    Но меня Саратов не разочаровывает, про себя я все время повторяю: «И это пройдет!» Я не верю, что изначально такой красивый, такой удобный для жизни и работы, с такой кормилицей-рекой, с таким количеством сильных и в общем добродушных людей разных национальностей город не наберет силу и значимость. А сколько из нашего города вышло ученых, артистов, писателей, художников! Не хочу блистать эрудицией, но про художников скажу, что только саратовские художники - Данилов, Шагин, Федотов, Журавлев - умели писать Волгу. Их традиции перешли и молодежи - Петрову, Шишкину, Чусляеву и другим замечательным художникам. Вообще я считаю, если ты настоящий волжанин и если ты что-то не так сделал, то даже перед рекой стыдно будет.

    - А если представить, что Волги нет, каким был бы Саратов?

    - Я думаю, что он не был бы Саратовом. Саратовская губерния всегда кормилась от Волги, и кормится сейчас. Отсюда и орошение, и поливы, и судоходство, и купечество. И возможность прикоснуться к реке при таком климате очень важна. Средняя Волга климатически очень жаркая, но не такая жаркая, как в Волгограде, и не такая прохладная, как в Самаре. У нас континентальный климат, и люди живут в естественных условиях, где все их существо находится то в одном режиме, то в другом. Может быть, поэтому и люди у нас такие симпатичные - мужчины, как правило, высокие, крепкие, женщины хорошо сложены и уникально миловидны. Я даже думаю, что у саратовцев есть «свое лицо».

    - А вы не находите, что саратовцы, скажем так, постепенно вырождаются, теряют свое лицо?

    - Что касается вырождения, на мой взгляд, когда у большей части людей есть образование, работа, семья, то они не вырождаются. Когда в обществе есть тенденция роста государства и возможность роста индивидуума, никакого вырождения нет и не будет. Великая депрессия, дефолты, кризисы ведут к деморализации части граждан, но, к счастью, потом само же общество подчищает за собой. Где-то силовыми методами, где-то социальными, где-то воспитательными, а порой и медицинскими. Вообще стоит отметить, что экономические кризисы и дефолты разобщают людей, повышают общий уровень тревоги, озлобляют и дезорганизуют. Даже войны и конфликты сплачивают, а здесь все наоборот. В такие периоды повышается уровень самоубийств, убийств, отравлений и несчастных случаев. Человек мечется в своем бессилии и совершает ошибки и глупости. Ну, а если вы намекаете на алкоголизм и наркотики, то я вас заверяю, что в этом смысле мы от вырождения далеки, хотя здоровье портим. Кстати, пьют больше всего, по официальной мировой статистике, не в России, а в благополучном Люксембурге.

    - Но талантливые и амбициозные молодые люди сейчас в большинстве своем уезжают из Саратова. По вашему мнению, почему молодежь стремится уехать? Это проблема молодежи, а не города?

    - На перемену мест человека толкают две простые вещи: желание сменить обстановку и лучше реализовать себя. Есть люди, которые вообще не склонны привязываться к месту, им интереснее движение. Американские психологи вообще рекомендуют менять один раз в пять лет место жизни и место работы. Здесь есть и другая сторона вопроса. Большинство людей, особенно молодых, стремится в мегаполисы, в Москву и Санкт-Петербург, потому что там сосредоточены основные финансовые средства, почти всегда можно найти работу. Кстати, недавно был в Питере и попал в компанию местных бизнесменов, завязался разговор, они стали жаловаться, что и в Петербурге уже денег нет, все ушло в столицу. Я не экономист, но знаю, что такая финансовая география порочна и опасна. Боюсь, что в те места, где который год не могут зимой согреть людей, а летом их напоить и накормить, скоро двинутся «кочевники» из соседних стран, которые все обживут и все организуют. А у нас, видите ли, даже игорные центры никто строить не захотел на выселках. Хотя Лас-Вегас был построен в пустыне Невада.

    - Может быть, люди бегут от скучной провинциальной жизни?

    - Характер жизни зависит от того, какими средствами располагает провинция, какая там работа, инфраструктура, есть ли спортивные площадки, кинотеатр и прочее, что нужно для цивильной жизни. В такого рода провинции в Европе или США живут с большим удовольствием, чем в столицах. Из-за того, что люди хорошо зарабатывают, обеспечивают семью и нормально отдыхают. И зарабатывать там на жизнь, как правило, легче, чем в мегаполисе. Владимир Познер, отец известного журналиста, в свое время об этом написал очень интересный цикл очерков «Разъединенные штаты».

    Вот в Латинской Америке, Китае или в нашей глубинке - совсем другое дело. В бедных странах миграция - это шанс, порой последний, в богатых - обычный выбор условий существования. Я был с дружеским визитом в Далласе, городе-побратиме Саратова, ходил там по медицинским и социальным центрам, смотрел, сравнивал. Это отдельная большая тема для беседы, но скажу только одно: врачами и медсестрами там работают, в основном, русские, китайцы, индусы и прочая азиатская братия. А американцы только руководят, говорят, у медиков карма портится и болезни пристают.

    - Но, согласитесь, мигранты не всегда находят ту лучшую жизнь, за которой едут.

    - Да, в Париже я видел в центре города огромное количество африканцев, разместившихся на старых диванах и коробках, просто потому, что им негде ни работать, ни жить. И их не сотни, а тысячи. Как правило, они живут подаяниями и случайными заработками, в Париже они никому не нужны. Но здесь хотя бы есть вода и минимум пищи, а на родине и того нет.

    - Давайте все-таки из Парижа вернемся в Саратов. Как вы считаете, саратовцы - особый народ? Они чем-то отличаются от самарцев, волгоградцев, москвичей? Какой набор качеств есть у саратовцев?

    - Я считаю, что на Волге вообще люди веселые, открытые, довольно смелые и решительные и, хотя и слегка вспыльчивые, больше всего ценят добрый нрав и способность к разумному компромиссу - потому что не жадные, а деловые. Ну а как иначе? Рядом с такой рекой все должно быть настоящим - и природа, и люди. И потом, заметьте, нет никакой расовой розни, конфликтов и споров за территории.

    - Как вы думаете, простой саратовец активен? Он способен отстоять свои права? Свое отопление, свою горячую воду, например?

    - Я не считаю своих земляков политически малоактивными и уверен, что в каждом из них есть протест против отдельных решений и действий руководителей всех уровней. Но свои убеждения надо отстаивать действенными и цивилизованными методами, а не водить «хороводы» вокруг памятников с флажками и лозунгами. Я никого не зову на баррикады, но считаю, что наши права должны отстаивать наши избранники. Конечно, те, которые на это способны. Сам я плохо разбираюсь в политике и никогда ей не занимался, но даже мне, человеку далекому от политики, ясно, что многие из них оказались там зря и пользу ни себе, ни людям принести просто не могут. Но не надо забывать, что выбирал их сам народ, обычным большинством. Другого способа пока не придумали. А баррикады - пусть они останутся в прошлом. Помните картину Делакруа «Свобода на баррикадах»? Женщина с голой грудью, мальчик с пистолетами и гора трупов. Эффектно, но опасно и бесперспективно.

    - Какой лично для вас главный символ Саратова?

    - Ну что сказать о символах? Это и три стерлядки, и музей имени Радищева, и консерватория, и старый и новый мосты, и речной вокзал. Дальше перечислять? Наверное, не стоит. Но любимый мой символ - это набережная. Я считаю, что это сердце Саратова. Кстати, проектировал и возводил ее отец моего друга - архитектор Владимир Сергеевич Дельникайтис, он же спроектировал и построил здание аэропорта. А его дед, тоже известный архитектор, Дмитрий Васильевич Карпов вообще застроил большую часть Саратова, в том числе проектировал Дом книги, здание, в котором расположена публичная библиотека (напротив сквера Первой учительницы - авт.) на улице Московской и еще несколько красивейших домов в Саратове. А посмотрите, как мила наша старая волжская купеческая архитектура, которая, к сожалению, гибнет под новыми строительными площадками. Жаль!

    Но очень отрадно, что в Саратове возрождаются и крепнут храмы, ставятся поклонные кресты на дорогах, открываются воскресные школы. И хорошо, что между всеми конфессиями существует глубокое взаимопонимание и взаимодействие, которые только укрепляют общую духовность жителей нашего города.

    - Какие еще в Саратове есть ваши любимые места, которые вы показываете в первую очередь гостям?

    - Ну как не показать сад Липки, городской парк с его прудами, бульвары по Рахова и Астраханской, проспект Кирова, парк Победы! Еще я очень люблю наши взвозы - крутые улицы, идущие от реки в город. На одном из таких - Князевском - я прожил много лет. К моему дому примыкал сквер «Собачьи липки», описанный нашим земляком, писателем Фединым в романе «Первые радости». Улица эта очень маленькая, ее не знает даже большинство таксистов. Но однажды со мной произошел такой случай. Я был в Берлине на научной конференции. Водитель, который вез нас в гостиницу, оказался русским и, как выяснилось, из Саратова. Естественно, возник вопрос, где он жил в Саратове. Водитель улыбнулся и сказал, что это маленькая улица, которую мало кто знает. Как вы догадываетесь, мы с ним жили на одной улице, в одном доме, да еще и в одном подъезде.

    Гостям я еще люблю показывать нашу больницу Святой Софии, потому что больница очень красивая, располагается в старинном парке, отличается прекрасной архитектурой. Вообще это старейшая больница в России - в следующем году ей исполняется 125 лет. Это практически целый город. Ватикан занимает 42 гектара, а больница - 40. Кстати, у нас есть своя церковь, построенная на деньги сотрудников, где идет постоянная служба. Эта первая церковь на территории губернии, которая была возведена с благословения и под патронатом его преосвященства владыки Саратовского и Вольского Лонгина. За что мы ему очень благодарны. Кстати, пользуясь случаем хочу поздравить его с днем ангела.

    Вообще, окраины Заводского района для меня настолько близки, что я знаю их порой лучше, чем центр. Я же проработал там всю жизнь, на одном месте, после окончания института. В этом районе у меня есть любимые места: Корольков сад, березовая роща на Кумысной поляне. Архитектура, к сожалению, здесь в основном хрущевско-брежневской эпохи, но, тем не менее, есть прямые проспекты, много зелени, имеются небольшие парки, скверы.

    - В чем, по-вашему, специфические проблемы Саратова?

    - Да они простые и вечные для России. Могу сказать как профессионал, что «по дуракам» мы особенно не выделяемся, а вот с дорогами дело обстоит хуже, хотя в последнее время ситуация явно улучшается. Очень жаль леса и поля, изуродованные коттеджами, а еще жалко, что саратовцев все настойчивее отдаляют от Волги. Все больше прибрежных земель становятся частными, в том числе и пляжи, базы отдыха, пристани. Но радует то, что в последнее время город становится чище, ухоженнее, уютнее, благоустраиваются дворики, чинятся тротуары, кое-где появляются даже детские площадки.

    - Каково, на ваш взгляд, будущее нашего города?

    - Будущее Саратова мне представляется вполне благополучным, хотя бы потому, что для этого в нашем городе есть все природные условия - и масса полезных ископаемых, и прекрасный климат, и река, и прекрасные люди. Уверен, что когда-нибудь, хотя бы ради своих детей и внуков, мы научимся пользоваться всем этим во благо.
    29.10.2010
    «Газета Наша Версия»
     
  2. Bubble

    Bubble Медицинский психолог

    Сообщения:
    16
    Адрес:
    Москва
    На доме у Детского парка появится мемориальная доска Феодосию Паращенко

    Открыта мемориальная доска отцу главного психиатра области
    К 70-летию Победы во Фрунзенском районе на многоэтажном доме по адресу Астраханская 57/73 (около Детского парка) открыли мемориальную доску Герою Советского Союза, летчику Феодосию Карповичу Паращенко.

    В мероприятии, которое прошло 5 мая, приняли участие его родственники (в том числе и главный врач областной психиатрической клиники имени св.Софии Александр Паращенко), участники войны, ветераны труда, представители администрации района и города, педагоги, школьники и их родители, представители предприятий, организаций и учреждений района.

    Как рассказал «Общественному мнению» его сын, главный психиатр области Александр Паращенко идея увековечивания памяти героя возникла более тридцати лет назад.

    феодосий паращенко.jpg феодосий паращенко 01.jpg Александр Паращенко 01.jpg Александр Паращенко 02.png Александр Паращенко 03.png Феодосий Паращенко 01.png Феодосий Паращенко 02.png Феодосий Паращенко 03.png Феодосий Паращенко 04.png Феодосий Паращенко 05.png Феодосий Паращенко 06.png

    - Отец скончался в 1978 году, уже тогда на похоронах говорили о необходимости установки мемориальной таблички. Но мы, семья, эту тему особенно не педалировали, памятуя, что и сам папа был человек скромный. Но сейчас к юбилею Победы идея снова возникла, поддержал совет ветеранов, Таисия Якименко в частности, военкомат. Еще есть стела в Энгельсе, на которой выгравировано имя отца, но, в целом, мне кажется, о нем немного забывали, - рассказал Александр Феодосьевич.

    Сын Героя, главврач областной психиатрической больницы Александр Паращенко заметил, что "отец не любил говорить о войне".

    "О том, что происходило тогда, я узнавал от своих друзей. Он выступал в школах, в различных учебных заведениях, а потом они рассказывали. Нам он никогда ничего не рассказывал и не любил об этом говорить. Я много читал об отце, потому что есть огромное количество книг о нем. Его уже нет с нами тридцать лет, но я его помню очень добрым и совершенно непохожим на героя. Для меня, как для сына, он был очень добрым.

    Он был очень искренним человеком, любил животных. У нас всегда была собака в доме. Я узнал о том, что он был в ставке Иосифа Сталина чуть ли не после его смерти. Его полк всегда выходил на самые ответственные задания, по распоряжению верховного главнокомандующего. Так, первые бомбы были сброшены на Берлин, а он там был первый летчик. Он воевал в составе двух Украинских армий, освобождал Венгрию, Австрию, Польшу, Чехословакию. Самое интересное, что война шла попятам. Он ушел на пенсию совсем молодым. Начался Карибский кризис. Он участвовал в конвое кораблей", - сказал Паращенко.

    Феодосий Карпович Паращенко - участник Великой Отечественной войны с 1941 года. Награжден 2 орденами Ленина, 4 орденами Красного Знамени, орденами Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды, медалями "За боевые заслуги", "За оборону Ленинграда", "За оборону Москвы", "За оборону Сталинграда", "За взятие Берлина", "За взятие Будапешта", "250-летие Ленинграда", "За безупречную службу" 1-й степени и четырьмя другими медалями, а также венгерским орденом "Красная Звезда". Сражался в составе авиации дальнего действия, выполнял боевые задания в интересах Верховного Главнокомандования, а также Западного, Ленинградского, Сталинградского, Воронежского, Центрального 2-го и 1-го Украинских, 3-го и 1-го Белорусских фронтов. Звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" Феодосию Карповичу присвоено в сентябре 1943 года «за 259 успешных боевых вылетов на бомбардировщике Ил-4, нанесение большого урона противнику и проявленные при этом доблесть и мужество». Всего за время войны он произвел 388 успешных боевых вылетов.
    Фотография Паращенко украшает обложку журнала «Огонёк» от 10 мая 1943 года. В мирное время Феодосий Паращенко служил в ВВС, а после выхода на пенсию работал на энгельсском комбинате химических волокон.
    2015 год
    om-saratov.ru/novosti/09-April-2015-i23208-na-dome-u-detskogo-parka-poya
    mngz.ru/russia-world-sensation/1155790-otkryta-memorialnaya-doska-otcu-glavnogo-psihiatra-oblasti-foto.html
     
    Последнее редактирование модератором: 29 окт 2015
  3. Шилов Василий

    Шилов Василий Недавно на форуме

    Сообщения:
    13
    Предновогоднее интервью
    ГАЗЕТА НЕДЕЛИ В САРАТОВЕ, № 46 (322) от 30.12.2014
    Артем Земцов


    Когда я ехал на интервью к главному психиатру области, таксист спросил: куда везти-то? Я замялся, назвал сконфуженно адрес. И водитель тоже как-то замялся. А я начал активно жестикулировать, мол, предновогоднее интервью и тому подобное. Водитель, наверное, подумал: ну точно сумасшедший.


    О том, что вообще происходит с нашим психическим здоровьем, а что не происходит точно в нестабильную годину, во времена консолидации и экономического кризиса. О нравственном мазохизме русских, причинах возникновения патологий, о границе между чудачеством и болезнью. А еще о том, как победить в себе социально-психической кризис и выработать формулу счастья. Обо всём этом мы поговорили с Александром Паращенко – главным врачом Саратовской областной психиатрической больницы имени Святой Софии.


    – В нашем обществе тема психиатрии жёстко табуирована. Подавляющее большинство старается избегать любого упоминания о ней. А на людей, попавших в психиатрическую клинику, смотрят уже совсем иначе. Такая закрытость этой сферы характерна и для других культур?

    – Да, но в меньшей степени. Вообще на всё, как известно, в жизни есть мода. Об этом писали Бальзак, Анатоль Франс, наши современные классики. Есть мода, как это ни странно, и на поведение. Как правило, люди, представляющие новые манеры поведения, во многом воспринимались современниками странными, но в то же время оригинальными и даже загадочными.

    Быть слегка не в себе (вычурные прически, одежда, эпатирующее поведение) было модно в старой Европе и США в 60–70-х годах, хотя до этого, во времена Серебряного века, чудили не меньше. Основатель Саратовской психиатрической школы профессор Михаил Павлович Кутанин всегда говорил, в человеке рамки нормы гораздо шире рамок патологии, что и делает его интересным и выразительным.

    Однако со временем люди становились всё трезвее и трезвее. В настоящее время в человеке ценятся высокие деловые качества, тонкий расчет, способность существовать и сосуществовать в любых условиях. Наверно, жизнь стала такова, что валять дурака некогда.

    А к психиатрии общество относится как к явлению, которое практически необъяснимо. «Зачем наука обо мне и моем разуме, если я и так сам всё чувствую и понимаю». Но дело в том-то и заключается, что при малых психиатрических заболеваниях (неврозы, психопатия, реакции на стресс) критика человека к себе снижается незначительно, частично, а при больших заболеваниях может теряться полностью. Зачастую уговорить человека на лечение бывает крайне тяжело, а порой, чего там греха таить, невозможно. В таких случаях применяются меры, предусмотренные специальным законом РФ.

    Нас боятся. Потому что многие считают, что от психиатра без диагноза не выйдешь. Ты окажешься или психопатом, или невротиком, или органиком. На самом деле это совершенно не так.

    Есть еще одна сложность: если человек состоит на учете, его лишают многих прав. Например, он не может получить работу, получить права, владеть оружием. С одной стороны, это хорошо. Наркоманы, алкоголики, неуравновешенные отсеиваются. Но с другой стороны, в списки попадают люди с легкими временными заболеваниями, которых тоже начинают ущемлять в профессиональном и социальном плане. Из-за этого очень многие стараются лечиться у частных психиатров. Мало кто знает, что можно лечиться анонимно и в государственных учреждениях.

    – Но ведь и любой осмотр у любого врача – это медицинская тайна?

    – Да, это всегда было тайной. Но теперь наши списки стали открывать. Раньше они были доступны только правоохранительным органам. Если на человека было заведено уголовное дело, то информация о нем автоматически открывалась. Это справедливо! Позиция правоохранительных органов понятна: им надо защищать общество от больных. А нам надо защищать больных от общества.

    Но в последнее время сведения требуют и миграционная служба, и прокуратура. Все эти списки – притча во языцех. Но для нас это святая тайна, которую сохранить становится всё тяжелее и тяжелее.

    В результате получилось, что защищать в первую очередь надо не общество, а самих больных от него. Кстати, психически больные совершают в пять раз меньше преступлений, чем здоровые.

    – А где граница между чудачеством и реальной болезнью?

    – В медицине граница вполне определенная. Чудак с детства – это особенность характера. Возникшее вдруг чудачество, как правило, болезнь.

    Всегда очень тяжело отвечать на этот вопрос. По большей части психиатр ставит диагноз не по поступкам человека и даже не по его высказываниям, а по его модели мышления. Чудачить психические больные могут реже здоровых.

    Очень много психически больных есть и в среде бродяг, попрошаек, алкоголиков. Но с другой стороны, есть люди, которые таким способом как бы уходят от общества потребления. Есть довольно успешные богатые люди, которые специально покупают себе незатейливые дома, порой просто бунгало на далеких островах в океане, где живут абсолютно счастливой отшельнической жизнью. Психическая сфера человека просто не выдерживает сегодняшнего темпа, постоянной гонки, как сказал бы Высоцкий, за джерси.

    – А что еще может лежать в основе болезни у человека, вроде бы нормального?

    – Психопатология неврозов очень сложна. Все мы носим внутри себя невроз. Знаете, всем известно, что мы носим бациллу туберкулеза. При определенных «благоприятных» условиях она развивается. Склонность к сбою центральной нервной системы есть у каждого. Это огромный механизм, его работу мы даже не чувствуем.

    Приведу пример. Вот вы сейчас ехали ко мне, говорили с таксистом, что-то делали, завтракали, в конце концов. Чувствуете, как ваш завтрак переваривается внутри вас?

    – Нет, я не завтракал.

    – Но вы понимаете мою мысль?

    – Да.

    – Ведь вы чувствуете, как работает и голодный желудок. Так вот. В норме мы практически не чувствуем, как работает наше сердце, кишечник, легкие и другие органы. И наш организм ежеминутно и даже во сне работает – как большой многофункциональный комбинат. Но когда возникает срыв центральной нервной деятельности, все эти внутренние движения переходят в ощущения, неясные боли, жжения, тяжести и прочее. Если вовремя не обратиться к врачу, всё это может принять затяжной хронический характер. Так формируются «сердечники без болезни сердца», «желудочники», «легочники» и прочие псевдобольные. Что делать? Идти к психиатру, психотерапевту, в крайнем случае невропатологу, и вам помогут.

    Есть такое правило у врачей: дай хорошего психотерапевта в поликлинику, и 30 процентов больных сразу уйдут. Понимаете, все люди делятся на тех, кто любит лечиться и не любит лечиться.

    – То есть возможное начало психического заболевания может быть диагностировано как совершенно другая болезнь?

    – Конечно! Это называется «маскированная депрессия». Депрессия может взять маску любого заболевания. Чаще всего эта маска проявляется в продолжительных необъяснимых болях. Боль – наш большой помощник. Он нам как бы говорит: «Эй, давай что-нибудь делай!» Здесь начинается процесс самодиагностики. На все психические изменения сразу реагирует половая сфера. Здесь важна и семейная психотерапия. Гендерные отношения всегда страдают, а это всегда очень серьезно. Ничего страшного в обращении к специалисту нет. Врач-психотерапевт есть почти в каждой поликлинике. Можно обратиться напрямую к нам. У нас есть даже дипломированный психоаналитик.

    – А психоанализ развит в Саратове?

    – В Саратове и в России в целом психоанализом пользуются очень редко.

    – Почему?

    – Он не идет у русских. Хотя именно в России был открыт первый институт психоанализа. Он почему-то не пошел ни тогда, ни сейчас. Русский человек не ведется на это. Америка – и всё. В Европе он тоже не прижился. Какой-то элемент от него мы все переняли.

    У нас больше идет религиозная психотерапия. Ну и конечно, рациональная психотерапия. Она сейчас самая модная. Мы вернулись практически к тому, от чего пришли. Среди врачей считается, что она самая действенная и результативная.

    Понимаете, люди к нам приходят не из-за таблеток, а из-за того, что мы можем объяснить, почему с ними происходит то, чего они очень боятся, что переворачивает их жизнь. Мы учим, как избежать этого. Или, если уже началось, помочь, чтобы негатив ушел.

    Мы не делаем никаких открытий. Просто объясняем человеку то, что он и сам знает. Вот такая глупая формула. Многие считают, что с ними происходит совсем другое. Акценты порой ставятся неправильно.

    – А есть ли какая-то шкала тяжести? Например, сначала идут навязчивые мысли, потом невроз, затем депрессия?

    – Такой шкалы нет. Если говорить об условной шкале, то сначала появляется тревожно-мнительное состояние. Как правило, тревожное ожидание, что может что-то стрястись. Но это может быть и природной особенностью человека. Еще Фрейд говорит о постоянно плавающей тревоге.

    Что касается неврозов – они возникают при очень длительных неприятностях. При длительных травмирующих ситуациях. От работы многое зависит, конечно. Важна любовь, семейная жизнь. Разочарования на этой стезе очень серьезны. Что, кстати, приводит к суициду? Это прежде всего социально-психологический кризис. Это состояние, при котором человек не может принять те условия, которые предлагает ему жизнь. Как писал тот же Фрейд, в нас встроен инстинкт саморазрушения.

    – А что можно противопоставить социально-психологическому кризису, опустошению, выкинутости из социума, неопределенности, если это все-таки случилось?

    – Нет ничего лучше роскоши человеческого общения. Когда общаешься, то всегда получаешь очень много информации, многое открываешь. В конце концов, открываешь самого человека и себя в том числе.

    Поэтому мы советуем абсолютно всем больным, кроме людей с тяжелыми суицидальными наклонностями, идти на улицу, в оживленные кварталы. Человеку легче среди людей.

    – Уровень социально-психологического кризиса, тревоги в обществе как-то возрос по сравнению с тем, что было 10 лет назад?

    – Нет, он гораздо ниже, чем был в конце 1990-х. Все уже привыкли ко всему.

    – Известный американский психоаналитик Ланкур-Лаферьер писал, что русские очень подвержены культу страданий, некоему мазохизму. Это характерно не только для русских?

    – В русском человеке всего слишком много. Как говорил герой Достоевского: «Широк русский человек, мог бы быть и поуже». Если уж русский страдает, то он страдает. Если радуется, то радуется. Бесшабашность – типичная русская черта. Слабо – не слабо. Русский человек, может сделать всё что хочет. Он без ограничений.

    Насчет мазохизма мне тяжело сказать. Конечно, мы имеем в виду не клинический мазохизм. Думаю, да, если сравнивать с другими нациями, он немного присутствует. Хотя я не утверждаю этого. Но так, как русский анализирует свое поведение, наверное, не анализирует никто.

    – Ланкур-Лаферьер писал, что у русских нет своего индивидуального лица: «Бог есть, а лица нет. Лицо – как штаны. Общие, одни на всех». По мнению ученого, у русских всегда прослеживается какая-то детскость. А Бердяев писал, что русский народ не хочет быть самостоятельным, мужественным, его природа женственна. Он всегда ждет своего жениха.

    – Думаю, это не характерно для русских. Понимаете, это взаимная мифология. Говорить о России, как о русских, – это уже не совсем правильно. Эту страну тяжело охватить. У нас очень много народов, даже если взять одну Саратовскую область. Мы настолько смешанная нация, что... Мы слишком мозаичны. Все сейчас говорят о глобализации. А между прочим, она в нашей стране раньше всех и прошла. Я имею в виду Советский Союз. По-старому это, конечно, империя. Но, тем не менее.

    – В последнее время причиной социально-психологического кризиса может стать и постоянная зависимость от телевизора. С экранов ТВ и не только постоянно транслируется какая-то озлобленность, непрекращающаяся вражда, «игры» в нацизм. Мы всё больше зависим от мифологем, социокультурных стереотипов. Причем модели реальности заменяют саму реальность. Как сохранить свое психическое здоровье?

    – С нацизмом очень много играют. И в Европе, и у нас. Это очень страшное движение. Шутки-шутками, но не все люди это понимают. А обижаются страшно. Мы сами запутались во всем этом.

    Конечно, играет огромную роль счастливая семья. Человек должен верить в своего бога. И любовь. Надо любить своих ближних. И не только. Я считаю, что человек очень мало растрачивает свою любовь. Этого ценного чувства у нас гораздо больше, чем мы сами думаем. Любовь рассчитана и на природу, на литературу, искусство, даже на этот злосчастный телевизор.

    Кроме всего прочего, у человека обязательно должна быть работа, которая доставляет ему удовольствие. Работа должна быть и у женщины. Она должна быть в социуме. Если женщина не будет работать, то и поведение своих детей, мужа она перестанет понимать.

    – Александр Феодосиевич, в заключение, что бы вы могли пожелать саратовцам в новом году?

    – Мир и спокойствие приходят в душу, когда у человека есть понимание себя. Есть понимание жизни. То, которое он принял для себя и считает правильным. В первую очередь формируйте позитивное мнение о себе и о жизни. А оно может быть сформировано самостоятельно! В каждом из нас есть и бог, и дьявол. Изжить и то, и другое до конца невозможно. Несмотря на все невзгоды в жизни остается очень много хорошего.

    Есть такая незамысловатая формула: счастье – это когда утром ты бежишь на работу, а вечером бежишь с работы к семье. Это действительно формула, которая очень хорошо отражает сущность человека. Несколько тривиально, но тем не менее.
     
Похожие темы
  1. Ю. Степкин
    Ответов:
    2
    Просмотров:
    7.176
  2. Игорь
    Ответов:
    1
    Просмотров:
    8.275
  3. Игорь
    Ответов:
    1
    Просмотров:
    2.965
  4. Зиновьев С.С.
    Ответов:
    1
    Просмотров:
    4.332
  5. Перова Н.С.
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    15.846
Загрузка...