1. Изображения/файлы просьба закачивать только на наш сайт.
    Кнопка "Загрузить файл" находится под окном для ввода текста.
  2. Задача: поиск и публикация интересных тематических материалов.
    Желаемый раздел указать в личном сообщении после регистрации.
  3. Соблюдение врачебной тайны — неотъемлемое правило сайта.
    Не забывайте удалять персональные данные пациента перед публикацией материала.

Случаи биографической амнезии в Саратовской области

Тема в разделе "Амнестический синдром", создана пользователем Михасева П., 6 мар 2016.

  1. Михасева П.

    Михасева П. Врач психиатр

    Сообщения:
    6
    Сообщения о солдатах, находящихся в бессознательном состоянии, поступают именно со станции Сенная Саратовской области. Молодые люди лежат в окрестностях вокзала сутками, прохожие идут мимо, так как считают их пьяными. На других станциях ничего подобного не происходит. Сенная в этом плане “бермудский треугольник” — два-три случая в год.

    Почти полгода провел в психиатрической больнице рядовой саратовской войсковой части 21092. Возвращаясь из отпуска к месту службы, солдат при неизвестных обстоятельствах потерял память и не мог назвать даже своего имени. Военные искали пропавшего срочника преимущественно в квартире мамы (в отношении пострадавшего возбудили уголовное дело за самовольное оставление части). Родные смогли найти Сергея благодаря программе “Жди меня” — если бы этого не случилось, “неопознанному гражданину” грозила бы отправка в интернат.

    Сергей Аппалонов родился в поселке Медведево Республики Марий Эл. В 2005 году был призван в армию. Попал в стройбат — войсковую часть 21092 Татищевского района Саратовской области. На службу, по словам мамы Фаины Вахаповны, не жаловался. Летом 2006-го приехал домой в двухнедельный отпуск. 11 августа Фаина Вахаповна сама проводила сына на поезд Казань—Саратов, дала в дорогу две сумки с вещами и продуктами. Бежать из армии солдат, уже дослужившийся до статуса “деда”, как уверены родственники, не собирался. Утром 12 августа Сергей позвонил матери, сказал, что благополучно доехал до Саратова и ждет автобус в Татищевский район. Вечером сын не перезвонил. Фаина Вахаповна встревожилась, сама связалась с сослуживцами и командиром Сергея. Оказалось, что молодой человек в часть не прибыл.

    Аппалоновы приезжали в Татищево. Офицеры уверяли, что официально объявлять парня в розыск пока не стоит — ну загулял, вернется. В ноябре Фаину Вахаповну стали навещать сотрудники военкомата — ежедневно проверяли, не прячется ли рядовой под маминой кроватью, и предупреждали об ответственности за укрывательство дезертира. Оказалось, что в отношении Сергея возбуждено уголовное дело по факту самовольного оставления части. 18 декабря 2006 года в программе “Жди меня” показали фотографию неизвестного молодого человека, найденного в Вольском районе Саратовской области (от Татищева это более чем в ста километрах). К счастью, снимок, размещенный на интернет-сайте передачи, увидела сестра Сергея Гульнара.

    …Утром 13 августа жительница поселка Сенная Вольского района Юлия Нижебовская, идя на работу, увидела в своем подъезде странного паренька. Прилично одетый юноша, от которого не пахло алкоголем, спал на лестнице. “Кто я и где нахожусь?” — спросил Юлю незнакомец. Ни документов, ни вещей при нем не было. Девушка вызвала “скорую” и пригласила участкового. Молодого человека обследовали в травмопункте, физических повреждений не обнаружили. Беспамятного гражданина отвезли в психиатрическое отделение ЦРБ (ранее людей в подобном состоянии здесь уже находили).

    — Очень спокойный и во всем остальном адекватный парень. У нас все его полюбили. Помогал в больнице по хозяйству, дежурил на входе, разносил по палатам обеды, — рассказывает врач-психиатр Игорь Ноллетов.

    На руке пациента была вытатуирована буква “С”. Он смутно припоминал, что имя “Саша” чем-то ему знакомо, — так молодого человека и стали называть. Медики оповестили милицию. Фото опубликовали в районной газете. Никто не откликнулся. Рассматривая географическую карту, молодой человек вспомнил название “озеро Шап”. Ноллетов послал запрос в ГУВД Йошкар-Олы. В розыске гражданин не числился.

    По словам Игоря Ноллетова, не исключено, что причиной заболевания могло стать отравление — например, клофелином или азалептином. В больнице пациенту давали препараты, улучшающие память, но рассказать о себе он все равно ничего не мог. Прошло почти полгода.

    Юля часто навещала своего найденыша, привозила продукты, одежду. Девушка решила обратиться в программу “Жди меня”. Игорь Владимирович помог сделать качественные фотографии.

    Уже через три дня после эфира в больницу приехали мама и сестра Сергея. “Командование войсковой части только после показа фотографий по телевидению спохватилось, что пропал рядовой. Прислали нам бумагу с требованием не отдавать гражданина родственникам, так как он дезертир”, — говорит врач. Сейчас Сергей проходит дополнительное обследование в областном центре — решается вопрос, может ли он продолжать службу.

    Заместитель командира войсковой части 21092 Валерий Миронов пояснил, что уголовное дело в отношении солдата прекращено, и от дальнейшего общения с прессой отказался.

    Брат-близнец Сергея Александр (призванный в армию одновременно с ним, но в другую часть) служит сейчас в Чечне. Сережа пока не поправился — ни себя, ни родных он не вспомнил.

    Спрашиваю, что было бы, если бы не счастливая случайность с телепередачей? “О, это была бы очень печальная история, — отвечает доктор Ноллетов. — Если бы родственники молодого человека не нашлись, его, вероятно, отправили бы в психбольницу для хроников, где он и существовал бы как неопознанный”.

    “Военнослужащий срочной службы даже в отпуске остается таковым, и Минобороны должно отслеживать его своевременное возвращение в часть”, — говорит лидер саратовского Союза солдатских матерей Лидия Свиридова. Приехав домой в отпуск, солдат встает на временный учет в военкомат. Собираясь назад в часть, с учета снимается и предупреждает об отъезде. Если срочник опаздывает, командование части обязано в течение суток направить в военкомат по месту жительства запрос о причинах. В течение десяти суток материалы передаются военным прокурорам. Однако, по словам Свиридовой, зачастую правила не соблюдаются.

    — Это далеко не единичный случай. Рядом находится крупный военный гарнизон ЗАТО Шиханы. Через узловую станцию проходит множество поездов со всей России. Нельзя исключать, что здесь действует преступная группа, — может быть, у солдат отнимают отпускные деньги. Уверена, что на станции необходимо установить пост военной комендатуры, — говорит Лидия Михайловна.

    Как рассказал главный врач областной психиатрической больницы Александр Паращенко, именно в Саратовской области семь лет назад впервые были отмечены случаи так называемой биографической амнезии.

    “Склонен считать, что это новое заболевание, — в том виде, в каком существует сейчас, оно не описано. Люди буквально выходят из леса, идут в милицию и спрашивают: кто я? По понятным причинам милиция обычно везет таких к нам. На сегодня только психиатры могут оказать человеку без полиса и вообще без всяких документов бесплатную медицинскую помощь”, — говорит Александр Феодосиевич.

    Пострадавшие сохраняют интеллектуальные способности, социальные и профессиональные навыки, могут механически расписаться от руки, но не в силах расшифровать собственный автограф. О себе, своей семье и предшествующей жизни они ничего не помнят.

    Позже подобные больные появились в Калуге и Пензе, но в Саратовской области таких случаев больше всего. В региональной клинике проходили лечение четыре человека. По словам врачей, пока заболевание отмечается только среди мужчин. Их возраст и профессии различны (были ученые, финансисты, бизнесмены). Как выяснилось, многие из них на самом деле жили в других городах — Казани, Москве.

    Что-то происходит в дороге: человек едет — и вдруг забывает, куда и зачем. К медикам попадает, ясное дело, уже без документов и денег. Причины нового заболевания обсуждались на “круглом столе” в региональном Минздраве, но к единому мнению специалисты не пришли. “Некоторые считают это истерией. Есть домыслы, что на людях проводятся некие испытания. Скорее всего, это интоксикация, возможно, намеренная — много общего в обстоятельствах. Но отравление очень необычное — мы не знаем ядов, которые избирательно действовали бы на одну функцию памяти и не оставляли иных следов в организме”, — считает Паращенко. Центр по исследованию подобных состояний создан при Институте имени Сербского.

    По закону о психиатрической деятельности человек без памяти относится к категории беспомощных. Такие пациенты содержатся в открытых отделениях. По словам Паращенко, официального порядка поиска родственников больных биографической амнезией не существует. Медики и социальные работники действуют в силу собственного энтузиазма. Извещают милицию, но, осознавая возможности правоохранителей, подают заявки в программу “Жди меня” — на сегодня это самый небезнадежный из имеющихся способов. Всех саратовских пациентов удалось “опознать”.

    — Приезжали жены, дети, но пострадавшие их не узнавали. Оказавшись дома, они частично восстанавливали память, постепенно приживались в предложенных условиях, — говорит Александр Паращенко. Наступает ли полное выздоровление, саратовским медикам неизвестно. Как правило, после выписки пациенты уклоняются от дальнейших обследований и, по наблюдениям врачей, боятся вспоминать о происшедшем.
    novayagazeta.ru/society/37255.html
     
Похожие темы
  1. Лубенцов В.
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    1.474
  2. Квазар
    Ответов:
    2
    Просмотров:
    3.207
  3. Психиатр Кац
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    2.180
  4. 123
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    1.968
  5. Антипов К.К.
    Ответов:
    0
    Просмотров:
    1.661
Загрузка...